Букинист Евдокимов М.П.

By admin | Апрель 8, 2012
Under: 1930-е, 1940-е, букинисты, случаи
Букинист Евдокимов М.П.
Мартынов Полвека в мире книг.
Мне приходилось встречаться и с другими интересными людьми, оставившими заметный след в истории русской печати. Моим сослуживцем по Ленокогизу был старый петербургский книжник Михаил Петрович Евдокимов, проработавший в магазинах Ивана Дмитриевича Сытина около сорока лет. Как-то в тридцатых годах, будучи в Москве, мы посетили И. Д. Сытина незадолго до его смерти. Евдокимов еще с ученических лет считался любимцем Сытина. Ивана Дмитриевича мы застали уже в плохом состоянии, он был прикован к постели. В беседе с Евдокимовым Сытин, вздохнув, сказал: «Вот, Миша, я нищим пришел в книжное дело, нищим и ухожу, я ничего не потерял, помог просветить русский народ и уйду в другой мир спокойно».
У М. П. Евдокимова был сын, командир Красной Армии, который принимал участие в сражениях за революционную Испанию. Незадолго перед финской войной его, израненного, привезли в Советский Союз и поместили в госпиталь, где он через некоторое время умер. Евдокимов и его жена тяжело переживали потерю сына. Как-то летом Евдокимов с женой отдыхали на пляже у Петропавловской крепости, погода была жаркая, и они решили выкупаться в Неве. После этого старики опасно заболели, и их положили в Обуховскую больницу, где им была назначена операция. В больнице оказались знакомые Евдокимову врачи и профессора, которые выражали ему свое уважение и благодарность, как старому букинисту, снабжавшему их в продолжение многих лет книгами. Они предложили Евдокимову и его жене сделать операцию омоложения, на что оба согласились. Евдокимов после операции приступил к работе за книжным прилавком бодрым и свежим, на вид вполне здоровым человеком. Я наблюдал, как в его глазах появился блеск, на лице румянец. Евдокимов говорил мне, что у него стал хороший аппетит, пропали усталость и боль в ногах. Однажды Евдокимов стоял за прилавком в букинистическом магазине и увидел, как покупатель украл книгу и уже направился к выходу. Чтобы не терять времени на обход прилавка, Евдокимов перескочил через него и задержал вора. А было ему в то время около восьмидесяти лет. Он оставил работу в книжной торговле только из-за войны, так как закрылось много книжных магазинов, а в остальных работа была свернута.
В сентябре 1941 года я проходил по Большой Московской улице и увидел, что дом № 13, где жил Евдокимов, разрушен бомбой, пожитки жильцов вынесены на улицу и людей возле них почти нет. Посмотрел, цела ли квартира Евдокимова (он жил на -первом этаже), и убедился, что все там разворочено. Ну, думаю, все кончено, Евдокимовых нет. У случайного прохожего я узнал, что пострадавших от бомбы жильцов увезли в госпиталь, а погибших в морг. Немного позже, во время большой беспрерывной бомбежки, я находился в бомбоубежище на улице Правды и неожиданно встретил здесь Михаила Петровича. Он рассказал мне, что, когда в их дом попала бомба„они с женой были завалены рухнувшим потолком, их разрыли израненных и исцарапанных, отправили для оказания медицинской помощи в госпиталь, а через три недели выписали на амбулаторное лечение. В суровые морозные дни 1942 года я как-то встретил Михаила Петровича в очереди за водой у обледенелой проруби на Фонтанке, он стоял, закутавшись в доху, оставшуюся от погибшего сына. Он был бодр, мы расцеловались и расплакались: ведь встретить тогда живого

Comments are closed.