А.Кизеветтер. «… выудил я, например, из лотка мелкого букиниста первое издание «Путешествия Радищева»

А.Кизеветтер. Московские букинисты. Воспоминания.
Часть 1.
Едемъ на Сухаревку !
Что могло быть милее и завлекательнее этого призыва для москвича-библиофила восьмидесятых – девяностых годов?
Заслышав такой призыв от своего товарища по собиранию книжных редкостей, я вылетал из своей комнаты, и через несколько минут мы уже трусили на конке по направлению к Сухаревой башне.
Сухаревка ! Сколько воспоминаний связано у меня с этим именем от тех времен, когда я быль весь погружен в исторические разыскания и составлял свою историческую библиотеку.
Еженедельно по воскресеньям на большой площади у Сухаревой башни происходило грандиозное торжище. Вся площадь была заставлена бесчисленными балаганами, в которых продавалось решительно все. Народу толпилось тут видимо-невидимо. Толкотня шла страшная. Сквозь эту толкотню мы энергично протискивались в тот заветный угол площади, где расставляли на показ свои богатства и приманки московские букинисты.
Бесконечными рядами стояли тут предлинные прилавки, и на них корешками вверх ютились книги, книги, книги бесчисленное количество книг. У этих прилавков теснилась публика особого рода. В молчаливом напряжении вперяли в это книжное богатство свои уснащенные очками глаза рьяные библиофилы, среди которых не редкостью было заметить ученого с именем, гремевшим на всю Россию. Тут же замирали от любопытства и мы — тогда юные студенты, либо молодые доценты. Вдруг из гущи обложек и переплетов взглянет на тебя такая книжная редкость, что при виде её дух захватит и начинается между продавцом и покупателем игра в кошку-мышку.
Поездка на Сухаревку была важным делом в жизни библиофила. Ибо во-первых, всякий уважающий себя букинисты считал необходимым выставлять на Сухаревском торжище наиболее заманчивые новинки своих коллекций, а во-вторых, в те блаженный времена, когда еще не начали появляться антикварные каталоги Шибанова, многие продавцы не имели ясного представления о степени ценности своего товара: иной раз дорожились зря, а иной раз вдруг спускали за умеренную цену истинную жемчужину.
Появленье и распространение Шибановских каталогов положило конец привольным временам для охотников за старыми книгами. В этих каталогах Шибанов ставил очень дорогую расценку книжным редкостям, ну и, разумеется, все продавцы стали более или менее равняться по этим расценкам.
Как-то раз (давно-давно это было) выудил я, например, из лотка мелкого букиниста первое издание «Путешествия Радищева» и заплатил за него сущие пустяки — около полутора рублей. Объяснялись такие случаи — во-первых, невежественностью продавцов, а во-вторых, тем обстоятельством, что продавцы эти иной раз приобретали по случаю после какого-нибудь умершего специалиста целую библиотеку да гроши и, не разбирая и не систематизируя купленного, пускали всей массой на свой лоток, наблюдая лишь да тем, чтобы общая сумма от поштучной продажи дала барыши по сравнению с затраченными на нее грошами. Но, продавец при этом и не подозревал, что в этой массе иной раз находилась такая редкость, подлинная стоимость которой превосходила стоимость не только всей партии, но и вообще всего выведенного им на Сухаревку запаса.
Конечно, такие инциденты могли происходить только в практике мелких букинистов, а не у тех тузов антикварной торговли, которые были знатоками своего дела и к компетентным советам и указаниям которых прислушивались с уважением даже крупные ученые, как Тихонравов или Забелин.
Ист. Временник Общества друзей русской книги. Вып. 3.

Comments are closed.